Администрация Октябрьского района г. Могилева

Версия для слабовидящих

Дом для Османа Касаева Печать E-mail
19.03.2021 г.

После войны на краю д. Будище Вендорожского сельсовета Могилевского района был установлен памятник в честь партизан 121-го полка имени Османа Касаева. В 1971 г. обелиск воздвигли  и там, где находилась землянка партизанского отряда. Дом, где останавливался на постой легендарный командир, увы, стерт с лица земли.

Отец и сыновья ушли на фронт…

Среди сельских хат деревни размером и количеством окон выделялась просторная и светлая изба Исака Афанасьева. 

-- Дед отличался хозяйственностью и прижимистостью,-- характеризует отца своей матери  могилевчанка Лидия Соловьева.

Немудрено, ведь ему с женой, Натальей Алексеевной, надо было поставить на ноги пятерых детей. С началом войны на фронт призвали Исака Ефимовича и двух сыновей Николая и Виктора.

Собеседница рассказывает, что дедушка попал в плен: из лагеря его забрал немецкий бауэр. Старший Николай пропал без вести. Родные узнали о его судьбе через много лет после войны.

-- Мы с мамой сидели на скамейке под раскидистой вербой,-- вспоминает женщина.— Почтальон принес письмо из военкомата. В нем сообщалось, что дядька Николай похоронен в селе Николаев Одесской области. Мама, Клавдия Исаковна, все собиралась съездить на могилу к брату. Денег в семье не хватало, да и здоровье у нее было слабое. Из-за болезни ног маме дали 3-ю группу инвалидности. Она работала молокосборщицей, но молоко люди приносили на дом. 

Более счастливая судьба выпала Виктору Афанасьеву. С боями он дошел до Венгрии, получил ранение и вернулся в родную деревню.

—Дядя Виктор вернулся не с пустыми руками,-- продолжает повествование Лидия Григорьевна,-- С войны он привез металл от корпуса самолета, из которого мастерил ведра. Руки у дядьки были золотые. Нам, детям, он делал санки и металлическую дугу, на которой зимой катались по льду. Его всегда звали ремонтировать в деревне мельницу.

Возвращение хозяина

-- На деда тоже пришла «похоронка», что, дескать, пропал без вести,-- поясняет 

Лидия Григорьевна,-- Но он вернулся…

Когда Исак Ефимович прибыл домой, то первым делом не в избу заглянул, а пошел на огород—проверять что, где и как растет. Крестьянская душа истосковалась по родной земле.

Исак  Ефимович не только с удовольствием пахал и сеял, но и принялся перестраивать дом, чтобы стал еще лучше, удобнее и  краше. Даже сделал на «втором этаже» балкон. Какой там был этаж, чердак – да и только. Для себя дед Исаак устроил отдельную комнату. Насмотрелся в Германии на лучшую жизнь, пытался нечто подобное и у себя наладить.

«Устами младенца глаголет истина»

—Мама рассказывала о том, как впервые во время войны увидела немцев,--делится Лидия Григорьевна.—Вначале по шляху мимо деревни отступали наши—измученные, грязные… Потом по дороге двигалась лавина из танков-«тигров», от которой казалось, что земля колыхалась. За ними в мотоциклах ехали чистенькие немцы, останавливались возле детей, угощали печеньем и конфетами. В нашу хату чужаки стали завозить ковры для удобства немецкого офицера…

К родственникам прибежали испуганные жена Виктора-фронтовика, Аксинья,  их дочь Ядвига , спрятались в сарае. Жена хозяина, дочь Клавдия и  младший сын Александр находились в избе. Немцы выгнали всех из дома и сарая, выстроили у входа во двор. Подъехала блестящая черная машина, из которой вышел фашист. Малышка Ядзя насупилась и говорит высокопоставленному чину: «Чаго ты, дурань, сюды прыйшоу?» Офицер дал девочке шоколадку. На время пребывания чужеземца Астафьевым пришлось переселиться в сарай. К счастью, гитлеровец недолго находился в их доме.

--Мама  сравнивала: какими холеными немцы выглядели при наступлении и какими потрепанными шли по шляху при отступлении и потом, когда их вели пленными,-- Лидия Григорьевна неотступно смотрит на материнскую фотографию.—Наши люди выносили бывшим оккупантам—кто хлеба кусок, кто бурак… После войны в лесу возле деревни можно было встретить множество проржавевших немецких касок. 

Командир, который воевал и танцевал

Потому каски и валялись в лесу, что вояк, их носивших, нещадно истребляли партизаны. После недолгого пребывания немцев в  Будище, деревня вошла в партизанскую зону, где хозяйничали те, кто с оружием в руках отстаивал родную землю в тылу врага.

…В середине июля 1941 г. группа окруженцев шла из-под Лиды в направлении Могилева. В августе к ним присоединился  лейтенант артиллерии Осман Касаев, тоже выходивший  из окружения. К сентябрю группа единомышленников насчитывала 11 человек. Первым делом партизаны устанвливали связь с местным населением, устраивали засады и диверсии, разбирали мосты на шоссе, вооружались, уничтожая противника. В апреле 1942 г. при создании партизанского отряда командиром избрали Михаила Абрамова, комиссаром -- Османа Касаева. Отряд рос количественно, став настоящей грозой для немецко-фашистских оккупантов. За один весенний месяц 1942 г. партизаны разгромили 15 полицейских гарнизонов, освободили деревни Дубинка, Журавец, Хрипелево, Михалево, Вендорож, создав партизанскую зону на стыке Могилевского и Белыничского районов. В мае 1942 г. товарищи доверили Осману Муссаевичу руководство отрядом, которому присвоили номер 121, что означало номер дивизии, в которой он воевал в первые дни войны. Вскоре по численности отряд османовцев, как называли его партизан местные жители, вырос в полк с тремя батальонами, штабной ротой, диверсионным и хозяйственным подразделениями и взводом разведки. На боевом счету полка было множество дерзких операций. Бывший начальник штаба 2-го батальона 121 партизанского полка  Леонид Безмен вспоминал  об одной из них, когда османовский полк  напал на карателей войск СС, размещавшихся в деревнях Голынец-1 и Голынец-2. Османовцы окружили гарнизон ночью 24 января 1944 г. Операцией руководил Осман Касаев, заметный по папахе, невмещавшейся под  капюшон масхалата. Командир горячился, когда подчиненные напоминали ему о безопасности. Больше двух часов продолжался бой, в котором полк уничтожил 180 фашистских солдат и офицеров, сжег склады, 19 автомашин, захватив немалое количество трофейного оружия. В феврале 1944 г. отважный командир погиб. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Справка от начштаба

Сельчане, у которых Осман Касаев останавливался на постой, запомнили, как командир в перерывах между боями танцевал лезгинку, декламировал поэму Лермонтова «Мцыри», как был внимателен к нуждам мирных граждан. Клавдия Афанасьева, в доме ее родителей тоже квартировал командир Касаев, пекла партизанам хлеб, штопала одежду, вязала варежки, носила  еду в лес, в качестве связной передавала сведения.

--Партизаны принесут полмеха муки, до утра надо было испечь хлеба,-- поясняет Лидия Григорьевна.—Уже после войны в деревню приходили следопыты из Могилева. У нас на чердаке они нашли ложку с инициалами Османа Касаева.

Начштаба Леонид Безмен выдал Клавдии Афанасьевой справку о том, что она «активно помогала партизанам с начала организации партизанского движения и проживала в партизанском районе в д. Будище постоянно с 1941  года». 

--Позже, когда справки меняли на удостоверения участников войны, мама не стала менять свою справку, считая, что она не совершила ничего особенного.

… Супруги Лидия и  Сергей Соловьевы бережно хранят память о прошлом своих родителей. Сергей Григорьевич гордится тем, что его отец Григорий Иванович Соловьев за мужество и самоотверженность, проявленные на фронте, награжден орденом Славы III степени и медалью «За отвагу».

Последнее обновление ( 19.03.2021 г. )
 
« Пред.   След. »

Сайт Президента Республики Беларусь Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь Национальный центр правовой информации Единый портал электронных услуг МНИС Могилевский межрайонный отдел Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь Единый государственный регистр Могилевский городской исполнительный комитет Могилёвский областной исполнительный комитет

© 2012-2021 Администрация Октябрьского района г. Могилева.
Разработка и поддержка: Государственное предприятие «МОЦИС», г. Могилев