Администрация Октябрьского района г. Могилева

Версия для слабовидящих

В семнадцать мальчишеских лет… Печать E-mail
19.03.2021 г.

Между партизанской юностью могилевчанина Михаила Титова и теперешним 93-летним возрастом долгожителя  пролегает огромное расстояние длинною в жизнь. Сколько бы лет не минуло со времени неимоверных испытаний для души, духа и тела, а все помнится словно происходило вчера. Деда-садовника расстреляли по доносу.

Начнем с того, что угрозу для жизни юноши с первых дней немецко-фашистской оккупации представляло его происхождение. Отец Антон Михайлович Титов являлся заметной фигурой в советском периоде истории села Дашковка. Он занимал должность первого председателя Дашковского сельсовета, принимавшего активное участие в организации первого колхоза в деревне «Красная Звезда», став его первым председателем. Активист, везде оказывавшийся первым, нажил много недоброжелателей. Его дом пытались поджечь вместе с семейством. Но судьба оказалась милостивой к Титову. В довоенное время Антон Михайлович выучился и работал прокурором в Западной Белоруссии.

Мальчишку, окончившего до начала Великой Отечественной войны 5 классов, никто не выдал. Зато его дедушку по материнской линии Порфирия Барановского немцы расстреляли по навету односельчанина.

-- В сентябре 1941 года карательный отряд уничтожил Дашковских евреев. В следующий приезд каратели арестовывали в подряд всех мужчин трудоспособного возраста,-- рассказывает ветеран войны и труда.—Забрали они и двух моих дядек—дедовых зятьев. Дедушка отправился для объяснений с немцами. Он неплохо знал разговорный немецкий язык.

Порфирий Барановский до революции служил у местного помещика Витольда Жуковского садовником. Хозяин посылал его в Крым с целью изучения особенностей произрастания растений, диковинных для наших широт. На полуострове Барановский  работал бок о бок с немцами-колонистами и выучился «шпрехать» на их языке. В результате переговоров немцы отпустили зятьев бывшего садовника. В его беседу с карателями вмешался  односельчанин Шпарский, служивший до революции стражником. Он рассказал про Порфирия, что семь его детей (кроме матери Михаила) получили образование и работали на руководящих должностях в советских и партийных органах. Колонну арестованных уже увели, поэтому Барановского под охраной двух немцев отправили к месту расстрела. Кто-то из односельчан сообщил о случившемся родственникам. Первым побежал вслед за дедом внук Мишка.

-- Я встретил деда, когда его вели немцы. Он успел шепнуть мне, что его предал Шпарский,-- делится пережитым старик.

В отряд привел дядька

Зять  деда Митрофан Павлов, спасенный Барановским, стал партизанским связным. Позже он ушел в партизанскую зону в кличевских лесах, забрав и семью. Михаил Титов тоже стремился попасть в ряды  партизан. В 1943 г. он, самостоятельно разыскав «лесных братьев», попросился: «Определите меня в отряд». Из-за возраста парнишку всерьез не восприняли . «Без оружия—не возьмем»,-- нашли причину для отказа. У Мишки оставались припрятанными  в заветном месте автомат и винтовка. Когда паренек с напарником отправились в обратный путь за оружием, то в районе железнодорожной станции Друть повстречались с конным разъездом во главе с дядькой Митрофаном, командиром разведгруппы. «Куда путь держите, ребятки?»-- поинтересовался тот. Михаил все рассказал—о своих поисках партизан, о возвращении за оружием. Дядька, понимавшийя, что блуждания пацанов по лесу могут не привести к добру, взял их с собой. Путь в партизанскую зону составил около 65 км. Дней через пять после прибытия на место, в д.Мацевичи Кличевского района, Михаила отправили пешком в район населенного пункта Березино, где формировался партизанский отряд № 346.

-- После моего ухода в лес немцы арестовали в Дашковке маму, больную туберкулезом и старенькую бабушку. Какое-то время продержали их в камере, а потом вывезли в Белыничский район, высадив возле деревни Неряж, где они жили какое-то время,-- повествует собеседник.

«За пределом возможного»

 Титов написал воспоминания «За пределом возможного», посвятив их потомкам. В частности о том, как во второй половине марта 1944 г. диверсионная группа партизанского отряда № 346, состоявшая из пяти человек, получила задание заминировать железную дорогу на перегоне Могилев – Быхов возле разъезда Красница. Партизаны пробирались днем лесными тропинками, перенося за плечами около 16 кг тола и две мины. Каждый был вооружен винтовкой с двумя десятками патронов, 1-2 гранатами, имел пятидневный неприкосновенный запас еды из расчета по 3-4 сухаря на день. Мартовская погода радовала весенним солнцем, но огорчала растаявшим снегом. Бойцы преодолевали непростой путь—около 100 км в одну сторону—когда ноги то и дело проваливались в воду, скопившуюся под снежным настом. К исходу четвертого дня при подходе к шоссе Могилев--  Бобруйск остановились в сумерках в густом ельнике. На противоположной стороне шоссе в лес уходила дорога в сторону деревни Бовшево, по которой партизаны собирались идти дальше. Вдруг послышался шум моторов. Подъехали две крытые машины с немцами и остановились напротив путников. Партизаны старались бесшумно отходить вглубь леса. Немцы, покинув машины, рассредоточились вдоль дороги по обеим сторонам—устроили засаду. Когда основательно стемнело, диверсанты стали обратно подтягиваться к  шоссе, подползая по-пластунски в обход вражеской засады. Благо, снег еще не успело прихватить морозом, он не скрипел, зато партизанская одежда насквозь пропиталась талой водой, оледеневшей на ночном морозе. В темноте группа незаметно преодолела шоссе. На рассвете партизаны вышли на край леса  возле Бовшево. Немцев в деревне не было. Сельчане посоветовали перейти реку Лахву по кладке.

-- Пойма шириною около 600 метров, от деревни до леса, была залита на противоположной стороне водой, которая покрылась тонкой коркой льда,-- вспоминает ветеран.—Мы шли к переправе по льду, который ломался от нашей тяжести, по колено в воде. Я продвигался на пару шагов впереди остальных. В очередной раз, когда подо мной проломился лед, оказался в канаве, заполненной водой, как говорится по шею. Товарищи помогли выбраться, но пришлось возвращаться в деревню…

Партизаны решили для более безопасной переправы разыскать лодку. На противоположном берегу в лесу днем отдыхали, постелив на снег еловые лапки. Михаила, промокшего от макушки до пяток, уложили посередине, прижавшись друг к другу мгновенно уснули. Ночью переходили по пояс в воде очередную речушку… Долго ли коротко ли шли, но нашли стык рельсов на ветке из Могилева, по которой в сторону фронта направлялись груженые составы. «В торце шпалы заложили около 13 кг тола, сверху установили мину, подклинив ее кусочком гравия под шпалу. Раскоп засыпали и замаскировали»,-- писал Михаил Антонович в воспоминаниях. На обратном пути партизаны заложили около 3 кг тола и мину в автомобильной колее, заледеневшей в снегу. Когда шли по лесу, то услышали взрыв—на железной дороге. Оказалось, что под откос сошли три первые вагона поезда. Спустя годы, из разговора с жителем деревни Лежневка  Титов узнал о последствиях взрыва в автомобильной колее. Здесь подорвалась одна машина, которую взрывом отбросило назад. Та, что двигалась следующей, не смогла затормозить в ледяной колее. Обе сгорели…

Метрику пустил на самокрутки

Задание выполнено, но на обратном пути испытаний выпало немало. Снова продвигались в ночной темноте мокрые выше пояса  и голодные. Последний сухарь съеден четыре дня назад. У одного из бойцов нашлась щепотка самосада, перемешанная с дубовыми листьями. В качестве бумаги использовали метрику, лежавшую в нагрудном кармане Титова: разорвали ее на бумажные квадратики и сделали самокрутки. В деревне Бовшево, где жила тетка (по отцу) Михаила, юному партизану, который отправился туда в одиночку за лодкой, перепал от родственников пасхальный кулич. На радостях от подарка парень утратил бдительность: местные  мужчины-«самооборонцы» вздумали его поймать. Титов не растерялся и вскинул над «кольцом» из шестерых человек руку с гранатой на боевом взводе. Они бросились врассыпную. После пережитых злоключений парнишка передал голодным диверсантам кулич, не отломив от него ни кусочка. «Не успел я закончить доклад, а кулича уже нет и мне не оставили ни крошки»,-- бедовал рассказчик. В отряде для вернувшихся с боевого задания устроили баньку. Партизаны, которые провели в экстремальных условиях 21 день, даже не заболели. На склоне лет ветеран удивляется запасу прочности человеческого организма и тому, что все рассказанное происходило с ним и его боевыми товарищами.

…После освобождения Белоруссии Михаила Титова призвали в действующую армию. В боях он был дважды ранен. После окончания войны признан инвалидом II группы, окончил институт. По служебно лестнице поднялся от главного инженера Могилевского гормолзавода до генерального директора объединения молочной промышленности. В почтенном возрасте Михаил Антонович любит заниматься садоводством, продолжая дело Порфирия Барановского.

Последнее обновление ( 19.03.2021 г. )
 
« Пред.   След. »

Сайт Президента Республики Беларусь Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь Национальный центр правовой информации Единый портал электронных услуг МНИС Могилевский межрайонный отдел Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь Единый государственный регистр Могилевский городской исполнительный комитет Могилёвский областной исполнительный комитет

© 2012-2021 Администрация Октябрьского района г. Могилева.
Разработка и поддержка: Государственное предприятие «МОЦИС», г. Могилев