Администрация Октябрьского района г. Могилева

Версия для слабовидящих

Открытки из альбома Живописцевой Печать E-mail
19.03.2021 г.

Фамилия семьи подпольщиков Живописцевых хорошо известна старшему поколению могилевчан. Тех, кто пережил ужасы немецко-фашистской оккупации и со слезами на глазах встречал известие о Победе. Тех, кто увековечивал память земляков, погибших ради ее приближения. Известна она и пассажирам Могилевского железнодорожного вокзала: долгие годы мраморная мемориальная доска с этой фамилией висела на его здании, новую установили на стене багажного отделении.

Детство, опаленное войной

Казалось бы, об этой семье известно все. Тем более, что расправы фашистов чудом избежала старшая дочь Ольги Николаевны—Аза. Бывшая партизанская связная оставила воспоминания о своих героических родственниках. О матери, организаторе и руководителе подпольной группы, являвшейся одной из сильнейшей в составе Могилевского подполья. В группу О.Н.Живописцевой входило 18 человек, еще сорок товарищей были надежными помощниками ее активных членов. Свою лепту внесла в подпольную деятельность пожилая мать Ольги—Эмилия Мизко. Дом, где жила Эмилия Гавриловна, ее дочь Ольга Николаевна и внучки 17-летняя Аза и 13-летняя Дина, служил подпольщикам явочной квартирой. В нем происходили встречи отважных людей. В доме по адресу переулок Садовый, № 9 хранились листовки и советские газеты, боеприпасы и мины, перевязочные материалы и медикаменты. Для организации встречи с нужным подпольщиком  Ольга Николаевна отправляла младшую дочь Дину со словами: « Сходи, пригласи тетю Галю в гости». Девочка, которая перед началом войны перешла в 4-й класс, вприпрыжку бежала по указанному адресу с устным приглашением, которое служило паролем. Кстати, ребенка взрослые старались не посвящать в свои опасные дела, но Дина мечтала приносить пользу в борьбе с фашистами. Ее старшая сестра Аза свидетельствовала после войны, что Дина во время оккупации прятала свой пионерский галстук и значок с профилем Ленина. Девочка намеревалась встречать в пионерском галстуке и со значком на груди советских воинов-освободителей. А пока она сопровождала во время разведки по городу маминых гостей—Валентина Готвальда, Петра Бирюкова и других подпольщиков, проверяла содержимое тайников, в которых разведчики оставляли записки с важнейшими данными. Дина могла с невинным видом катить вдоль дороги металлический обруч, при этом подсчитывая количество вражеской техники, эшелонов на железной дороге.

В самом начале войны, когда Могилев мужественно удерживал оборону против захватчиков, в город забрасывались немецкие диверсанты. По воспоминаниям Азы Живописцевой примерно 22-23 июля 1941 г. в переулке Садовом появились двое незнакомых мужчин. Они стали расспрашивать повстречавшихся ребят об обстановке в Могилеве и как пройти в конкретную местность, уже занятую врагом. Естественно их интерес насторожил бдительных комсомольцев и пионеров, среди которых были сестры Аза и Дина Живописцевы, их приятель Леня Печкуров. Когда ребятня увидела, что у незнакомцев белоснежные портянки, то подозрение вспыхнуло с новой силой. Дине поручили следить за неизвестными, Аза и Леня побежали в школу № 4, где размещался штаб ополченцев. После сообщения ребят, шпионов задержали, найдя при их обыске оружие. У одного под рубашкой обнаружили кожаный офицерский ремень.

 Через несколько дней фашисты заняли Могилев. По воспоминаниям очевидцев, первые оккупанты двигались лавиной. Танки, мотопехота…Месяц назад, казалось, ничто не предвещало беды. Дина отдыхала в пионерском лагере возле д.Салтановка. У Азы 21 июня был выпускной вечер по случаю окончания 9-го класса.

Подпольная группа в действии

До войны Ольга Николаевна Живописцева с 1931 г.работала  счетоводом, затем старшим бухгалтером на станции Могилев-1. Работу женщина совмещала с активной общественной деятельностью—профсоюзной и оказанием помощи беспризорникам. В коллективе Ольгу Николаевну хорошо знали, ценили и уважали. К тому же она обладала красивой внешностью. На довоенной групповой фотографии работников конторы станции  Могилев старший бухгалтер выделяется благородным утонченным видом.

В первые дни войны Живописцева дежурила на станции в составе группы противовоздушной обороны. В ночь на 24 июля 1941 г. со станции Могилев-1 ушел на Кричев последний паровоз. Когда город оккупировали немцы, Ольге Николаевне поступило предложение вернуться на ранее занимаемую должность. Враги нуждались  в квалифицированных кадрах. Ольга Живописцева отказалась. В то время женщина стала искать единомышленников по оказанию сопротивления оккупантам и находила их среди бывших знакомых и коллег. К ней присоединились Валя Беляй и Валя Буховец, Александр Огуречников, Варвара Барчук, Феодосия Полевикова, Иван Веремеев, Всеволод Идолевич, сестры Валя и Тася Колбенок, Осип Нестерович и др. Ее группа начинала подрывную антифашистскую деятельность со сбора бесхозного оружия—винтовок, автоматов, пулеметов, гранат, патронов, взрывчатки, мин и т.д. Подпольщики Живописцевой помогали советским военнопленным уходить из оккупированного Могилева. В декабре 1941 г. группа установила связь с партизанами Климовичского района, но вскоре эта связь прервалась из-за переполненности Климовщины полицейскими гарнизонами. Деятельность ее единомышленников в основном охватывала железнодорожные станции Могилев-1 и Могилев-3.Зимой 1941-1942 гг. группа через жительницу д.Севостьяновичи Могилевского района Меланью Аверкову связалась с партизанами отряда Османа Касаева. В то же время немцы стали организовывать армию Власова. Живописцева ходила сама и  посылала дочь Азу в район труболитейного завода для проведения агитации среди власовцев, многие из которых после этого уходили с оружием в лес.  Подпольная группа собирала у населения облигации для постройки танковой бригады Белоруссии, собрав их на 50  тысяч рублей, передала через линию фронта. По заданию партизан Ольга Николаевна в феврале 1942 г. устроилась работать делопроизводителем в первый полицейский участок.  Ольга Николаевна передавала списки полицейских, данные о карательных отрядах: когда, куда и в каком количестве они отправлялись на операции против партизанских соединений. Подпольщики также наладили связь с десантной разведывательно-диверсионной группой майора Ивана Наумовича.

Весной 1942 г. в Могилеве проводилась паспортизация населения. Ольга Живописцева «благословила» на участие в ней дочери Азы, которая взяла на работе пачку бланков с печатями, использованных для легализации нужных людей.

Партизанская связная Аза

Старшая дочь руководителя подпольной группы Аза стала связной между подпольщиками с десантной группой и партизанами. Через девушку осуществлялось снабжение храбрых железнодорожников магнитными минами с часовым механизмом. Десяток подпольщиков занимались только минированием вражеских эшелонов. После войны Аза Николаевна вспоминала несколько случаев, когда она оказывалась на волосок от гибели. Так зимой 1943 г. девушка вместе с Зинаидой Аверковой шли через д.Тишовка с газетами «Советская Беларусь», листовками и сводками Совинфорбюро, полученными от партизан. В деревне увидели, как из крайнего дома вышли полицейские и стали обыскивать женщину, которая шла впереди их. Подпольщицы зашли в первую попавшуюся хату, где перепрятали груз понадежнее. Но когда вышли на улицу, то попали в лапы полицейских, арестовавших девушек и приведших их в дом на окраине деревни. Аза воспротивилась личному досмотру, заявив, что пожалуется своему близкому знакомому, шефу полиции, и назвала его имя. Полицейские не стали их досматривать, но и не отпустили. Хозяйка пригласила полицейских угоститься в другую комнату. Девушки успели уничтожить сводку Совинформбюро и записку с заданием. Листовки  и газеты положили на скамейку под тулупы. Хозяйке они признались о наличии листовок. Женщина, у которой, как выяснилось, накануне был арестован за связь с партизанами муж, уселась на тулупы, пока незваные гости не покинули дом. Девушек привели в жандармерию, где они откупились деньгами. Придя в дом Живописцевых, подпольщицы на всякий случай унесли из него хранившиеся там мины и листовки.

Несколько раз Аза приносила для подпольщиков магнитные мины. Самой надежной тарой для их переноса считался бидон с молоком, в котором умещалось 6-7 мин. Однажды Аза шла к условленному месту встречи на ржаном поле вдоль дороги, по которой часто ездили немцы. «Я шла вдоль ржи и собирала цветы. У меня уже был букет васильков и ромашек, когда я поравнялась с местом, где находился Гриша Бойко, положивший для меня на краю сверток с 4-мя минами,-- вспоминала Аза Николаевна.—Только подняла сверток и пошла по направлению к городу, как услышала звук мотоцикла. Немецкий офицер, сидевший в коляске, очень любезно предложил подвезти «фройлен». Я села и назвала адрес возле полевой комендатуры. Так и ехала с минами под букетом васильков. Ими позже был взорван один из котлов электростанции шелковой фабрики». Азе везло в отличие от ее близких.

…14 августа 1943 г. вечером ,через два часа после ухода из дома Азы, полицейские арестовали Ольгу Николаевну, утром забрали сестру Дину и 65-летнюю бабушку Эмилию. Когда Аза возвращалась с другой явки, то в пер.Садовом ей встретилась соседка-старушка, которая сообщила об аресте ее родных и засаде в их доме. Аза ушла к партизанам. Позже выяснилось, что Ольгу Живописцеву выдал провокатор Елисеев, подосланный гестапо. Арестованная семья Живописцевых никого не выдала. Даже юная Дина, к которой в одиночную камеру подсадили женщину-провокатора, мужественно держалась, не поддавшись посулам, не сдавшись под пытками. Знакомые Ольги Николаевны, собрав деньги и ценности, просили городского голову Фелицина отпустить девочку. Но ее продолжали истязать на глазах матери.

После гибели родных деятельность группы возглавила Аза Живописцева. Подпольщики по ее руководством совершали диверсии до весны 1944 года. Связь с партизанами прервалась за месяц до освобождения Могилева.

«Навсегда унесла и веру, и гордые силы»…

Ушли из жизни и те из могилевских подпольщиков и партизан, кто пережил войну. Вроде бы новых сведений добавить к биографиям Живописцевых невозможно. Об Ольге Николаевне и ее матери Эмилии Гавриловне было известно главное: они мужественные люди, отдавшие жизнь за Родину и ее свободу. Но всегда интересно знать об истоках мужества героев, почему они поступали так, а не иначе, какими они были, как жили, во что верили, что любили…

Из официальной биографии Ольги Живописцевой  известно, что она родилась 14 июня 1904 г. в г.Городня Черниговской губернии. Ее отец Николай Николаевич Мизко вскоре с семьей переехал в г.Козелец той же губернии. В Козельце Ольга окончила гимназию, встретила революционные перемены. В 1920 г. в 16-летнем возрасте вышла замуж за белоруса Никола Федоровича Живописцева, работавшего начальником мобилизационного отдела  военкомата. После окончания мужем Ленинградской лесной академии уехал работать в Архангельск, где в 1931 г. погиб при исполнении служебных обязанностей на электростанции. После его смерти Ольга Николаевна с матерью и дочерьми уехала в Могилев к свекрови. Работнице конторы станции Могилев дали квартиру в доме на несколько семей. Дом №9 в пер.Садовый до революции принадлежал счетному чиновнику Могилевской казенной палаты коллежскому секретарю Стефану Кнорозу, как и соседний. У владельца двух частных домов один в 1920-е гг. национализировали. Другой дом после смерти хозяина наследник продал новым владельцам. «Ремарка» о домах необходима для понимания ситуации с послевоенной находкой в доме № 9 фотоальбома с открытками, адресованными семье Мизко. До войны по соседству с Живописцевыми, но в подвале жила семья репрессированного железнодорожника Карпова. После войны, когда пустовала бывшая явочная квартира—Аза здесь больше не жила, в нее вселились Карповы. Мать с дочерью Надеждой. В квартире оставались некоторые вещи Живописцевых. Так Надежда Карпова, которую расспрашивали о соседях-подпольщиках на склоне ее лет сотрудники Могилевского областного краеведческого музея, призналась, что скатерть, связанную Эмилией Гавриловной Мизко, т.е. матерью Ольги Живописцевой, тоже замученной в фашистских застенках. Незадолго до сноса пустовавшего дома с явочной квартирой  (Карпова проживала к тому времени в социальном жилье) старое здание постройки 1886 г. осмотрел хозяин соседнего дома, принадлежавшего когда-то счетному чиновнику. Мужчина обратил внимание на старый фотоальбом с открытками, понимая, что вывезут его со строительным мусором на свалку, забрал, как память о бывших соседях. Альбом с открытками, которые собирала Надежда Карпова, могилевчанин передал в церковно-археологический музей Могилевской епархии, где каждая из открыток была внимательно изучена. Вот здесь я, как автор, подбираюсь к истокам патриотизма русской интеллигентки. Ольга Николаевна хранила открытки из своего далекого детства. «Виды Городни»--подписана фотография  речушки с деревянным мостиком. С одного берега на него вступают две девочки в платках, а на другом виднеются украинские хаты. Малая родина Ольги Живописцевой. «Их высокоблагородиям Ольге и Нине Николаевнам Мизко» в г. Городня  отправлялось послание с благодарностью от Лерочки и Ксении за подаренные куклы. С 9-летием поздравляла именинницу Олю мама, наставляя слушаться бабушку и обещая  прислать к именинам конфеты.  «Твой Димитрий» посылал весточку в Киев Ольге Мизко, воспитаннице VII класса пансиона княгини Левашевой с признанием, что очень скучает по ней. Последняя открытка, из принадлежавших Живописцевым, датирована 1934 годом, адресована Мизко Э.Г. (для Азы). Отправляли ее из Читы, неизвестный автор надписал карандашом, что едут 8-е сутки, проехали туннель, Байкал и скалы. Из содержания открыток становится понятно, что родители Ольги Николаевны принадлежали дворянскому сословию. После революции Мизко автоматически попадали в разряд «бывших людей» со всеми вытекающими последствиями. Не потому ли Ольга вышла замуж в 16 лет за сотрудника военкомата?! Да и открытка из 1934 г., полученная из Читы, косвенно говорит о ссыльных знакомых или родственниках.

Несмотря на гонения, выпавшие на долю представителей русской интеллигенции, для многих Родина и честь всегда оставались наивысшими ценностями.

В девичьем альбомчике Ольги Мизко, куда было принято вписывать стихотворные пожелания от подруг и понравившиеся стихи, который хранится в краеведческом музее есть пророческие строки: «Она не проснется…Она умерла

                                               И в сумрак суровой могилы

                                               Она навсегда, навсегда унесла

                                                И веру, и гордые силы…»

PS. Автор благодарит за помощь в подготовке статьи Григория Ильина и заведующую экспозиционно-выставочным отделом Могилевского областного краеведческого музея им. Е.Романова Александру Буракову.

Последнее обновление ( 19.03.2021 г. )
 
« Пред.   След. »

Сайт Президента Республики Беларусь Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь Национальный центр правовой информации Единый портал электронных услуг МНИС Могилевский межрайонный отдел Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь Единый государственный регистр Могилевский городской исполнительный комитет Могилёвский областной исполнительный комитет

© 2012-2021 Администрация Октябрьского района г. Могилева.
Разработка и поддержка: Государственное предприятие «МОЦИС», г. Могилев