Администрация Октябрьского района г. Могилева

Версия для слабовидящих

Спасение полкового знамени Печать E-mail
19.03.2021 г.

До Великой Отечественной войны в д.Шиловичи Белыничского района находились сельсовет, магазин, четырехклассная начальная школа.

Любовь нечаянно нагрянет

Очевидно, наличие в Шиловичах школы вдохновило юную сельчанку Анну Ровкову поступить учиться заочно в Могилевский педтехникум. Работать устроилась делопроизводителем в облисполком. При трудоустройстве в столь серьезное учреждение учли анкетные данные девушки. Ее отец Ефрем Ровков защищал советскую власть с винтовкой в руках в Гражданскую войну. После участия в Империалистической ( как называли тогда Первую мировую) и Гражданской он стал инвалидом. 

Симпатичная студентка приглянулась младшему лейтенанту Ивану Горохову, уроженцу Курской области, воспитаннику детдома.

Одинокий парень не умел ухаживать за девушками.

-- Мама вспоминала, как они с нашим будущим отцом ходили отдыхать в парк имени Горького, где тогда играл духовой оркестр,-- рассказывает послевоенный младший сын Константин Горохов,-- Папа купил арбуз и они ели его в парке.

В ноябре 1940 г. влюбленные расписались. После официальной регистрации брака вышли  из учреждения и пошли в разные стороны. Он – в казарму на ул. Ленинской. Она—к тете, у которой жила. Вскоре молодоженам дали квартиру в двухэтажном доме с каменным низом и бревенчатым верхом.

-- Мы в нем и после Победы жили. Мама сохранила в оккупации документы на квартиру, которую после освобождения Могилева от немецко-фашистских оккупантов заняли люди, вернувшиеся из оккупации, и доказала право на проживание в ней.

Завтра была война

В оккупации Анна Ефремовна сберегла не только документы, но и…Боевое Красное знамя 477 стрелкового полка 161-й стрелковой дивизии, в котором ее муж служил командиром комендантского взвода.

Но обо всем по порядку. 161-я стрелковая дивизия формировалась в Могилеве в июле-августе 1940 г. согласно приказу наркома обороны. 10 мая 1941 г. дивизия выбыла на учения в Друтские летние лагеря. Командиры разного ранга взяли с собой и семьи. Иван Горохов тоже звал в лагеря молодую жену. Анна предпочла остаться в городе, потому что носила под сердцем ребенка.

17 июня поступил приказ оставить лагеря. Как писал в мемуарах о дивизии «Рожденная на земле белорусской» бывший начальник связи 161-й стрелковой дивизии С. П. Максимкин (экземпляр мемуаров хранится в фондах Могилевского областного краеведческого музея им. Е.Романова), направление дальнейшего продвижения дивизии «держалось в секрете». Только командиры частей знали, что следует идти пешком двумя колоннами в район железнодорожной станции Колодищи, находящейся вблизи Минска. (К столице подтягивались и другие дивизии). 161-я представляла собой людской ресурс численностью более 16 тысяч человек. К сожалению, практически безоружных. При выходе из летних лагерей бойцы взяли для караульной службы учебные винтовки и мишени. «Неприкосновенный запас, предназначенный для боевых действий, был оставлен на зимних квартирах ( в Могилеве—авт.). Дивизия для боевых действий была совсем не готова,--констатировал Максимкин.—В субботу 21 июня дивизия остановилась на однодневный отдых у железнодорожной станции Колодищи. Бойцы, преодолев пятидневный переход и, зная что завтра воскресенье, день отдыха, после ужина спокойно уснули…Едва забрезжил рассвет, как над окраиной Минска неожиданно появились самолеты с фашистской свастикой на крыльях… Как потом выяснилось, они бомбили аэродромы в окрестностях столицы». Как только стало известно о начале войны, командование дивизии распорядилось направить в Могилев грузовики и людей за боеприпасами, недостающей аппаратурой связи и в Друтские летние лагеря для эвакуации семей комсостава. 

24 июня, минуя Минск, по железной дороге из Могилева в Колодищи прибыл эшелон с подкреплением, боеприпасами и вооружением. Автор мемуаров описывал свои впечатления от первых дней войны, массовое бегство жителей из горевшего Минска, их гибель на дорогах от взрывов снарядов и бомб. На земле наступала немецкая мотопехота при поддержке танков, с неба «строчили» пулеметчики из самолетов. Фашистским «мессершмитам» противостоял единственный советский истребитель, взорвавшийся на глазах у советских бойцов. Позже стало известно, что «ястребком» управлял Василий Коккинаки, брат прославленного дважды Героя Советского Союза ,лауреата Ленинской премии, заслуженного летчика-испытателя СССР Владимира Коккинаки. До войны в Могилеве именем Героя называлась нынешняя пл.Космонавтов. Но все это осталось за чертой, отделившей в истории все, что было до 22 июня 1941 года. В военном июньском измерении горел Минск, гибли люди, враги топтали белорусскую землю. Характеризуя те события, маршал Гелогий Жуков писал: «На ближних подступах к Минску развернулась упорная борьба, особенно хорошо дрались части 64-й, 100-й и 161-й стрелковых дивизий. Они уничтожили сотни танков противника и тысячи фашистов».

28 июня 1941 г. вражеские войска заняли Минск. Дивизия из Могилева получила приказ на отход. Утром 3 июля немецкие пехотинцы и танки двинулись по Могилевскому шоссе. В связи с угрозой окружения было принято решение о продвижении 161-й дивизии к Рославлю. Тяжелым был этот путь. Дважды выходили с потерями из окружения группы уцелевших бойцов.

«Жди меня и я вернусь»

Тем временем беременная жена младшего лейтенанта Горохова решила пробираться к родителям в Белыничский район. 30 июня 1941 г. она отправилась в дорогу, преодолев пешком на шестимесячном сроке около 40 километров. На сердце было тревожно: где муж? Жив, ранен или… убит? Ответы на свои вопросы женщина получила от судьбы  примерно 25-27 июля. Когда на закате солнца, она  терла сырую картошку, стоя возле окна, то увидела, что во двор зашли двое мужчин. В уставших и заросших бородами людях она не разглядела знакомых черт. «Что, Аня, не узнаешь?»-- спросил один из них. «Иван!»-- встрепенулась женщина, услышав родной голос мужа. Вторым из пришедших оказался начальник штаба 477 стрелкового полка 161 стрелковой дивизии Иван Давыдов, которого Анна хорошо знала в мирной жизни. Пережитые испытания, близость смерти, усталость видоизменели мужчин практически до неузнаваемости. Через несколько часов к дому Ровковых подтянулись еще трое однополчан Горохова – старшина взвода Николай Разладин, лейтенант Зотов и сержант Синев. Все были крайне усталыми. Хозяева предложили пришедшим переночевать в сарае на сене, заготовленном для коровы.

Утром в дом к родственникам, где в тот момент находились Анна с отцом, зашел Иван Горохов. Он объяснил, что все пришедшие в гостях не задержатся, немного отдохнут и продолжат пробираться к линии фронта.

-- А к вам у меня просьба. Сохраните знамя нашего полка. Мы принесли его с собой,-- с этими словами советский командир повел жену и свекра в сарай, где ночевал. Там достал из сена сверток из красной ткани.

--«Анюта, береги знамя до прихода наших,--попросил отец маму.—Мы обязательно вернемся за ним»,-- воскрешает события, произошедшие еще до его рождения, Константин Горохов.

«Сохрани знамя и нашего ребенка»,-- просил Иван Горохов, имея ввиду нерожденное дитя. Их первенец, дочь Тамара родилась в сентябре 1941 г., через месяц с небольшим после памятной встречи родителей. Пока супруги разговаривали, Ефрем Ровков упаковал знамя в мешок и прикопал в землю в том же сарае.

Судьба полковой святыни

Ветеран двух войн вовремя успел спрятать знамя, потому что вскоре в его двор и дом нагрянули полицейские (немцы в Шиловичи приезжали периодически). Кто-то из односельчанзаметил, что у старого Ефрема появились чужие. Полицаи арестовали незнакомцев и увели всех пятерых.

В ноябре1941 г. Анна  забеспокоилась о сохранности знамени: не отсырело, не сгнило ли. Своими мыслями поделилась с отцом, дескать, надо проверить его состояние и перепрятать надежнее. Вдвоем они выкопали полотнище, не пострадавшее от пребывания в земле. «Только золотая бахрома кое-где позеленела»,-- вспоминала позже Анна Ефремовна. Ее отец нашел старую металлическую посудину без дна, выпилил из дерева два кругляка, вставив один вместо днища. Анна просушила полковую святыню на печи. В посудину поверх деревяшки уложила вату, закрыли «скарбонку» другим кругляком. Закопали ее в доме под полом возле печки. Комсомолка Анна Горохова и ее отец хранили знамя на протяжении трех лет оккупации. Периодически Анна доставала его проверить состояние, просушивала на печи, закрыв сверху домашней постилкой. Опасалась не только чужих глаз, но не посвящала в тайну даже мать, у которой было больное сердце, чтобы та меньше переживала. Случалось, в дом заходила мать или кто-нибудь из соседей, когда Анна откапывала или закапывала посудину со знаменем, лежа под полом. Приходилось лежать тихонько, не шелохнувшись. В целях конспирации,  как только женщина «ныряла» под пол, ее отец вставлял вынутые половицы, а сверху ставил чурбак-подставку для взбирания на печку.

Однажды, когда знамя сушилось на печи, в деревню нагрянули немцы. Ефрем Ильич, карауливший на улице, успел заскочить в дом и предупредить дочь. Анна схватила знамя, обкрутила его вокруг тела, сверху надев материнские юбку и блузку. На руки взяла сонную дочь. Когда в дом зашли три немца со словами «матка, яйка!», отец протянул им заготовленные заранее продукты. При виде ребенка оккупанты гоготнули «киндр, киндр» и ушли. Только тогда Анна посмотрела вниз—не видать ли из-под юбки красного полотнища или золотой бахромы.

После освобождения, когда от мужа и его однополчан не поступало вестей, Горохова отправилась в город  вместе с односельчанами, которые шли на рынок. 12 сентября 1944 г.  женщина передала сохраненную святыню военному комиссару Могилевской области полковнику Ивану Воеводину. Бойцы 477 стрелкового полка написали письмо в газету «За Родину». 12 января 1945 г. на ее страницах была опубликована статья «Благодарность бойцов—патриотке Гороховой». В сентябре 1945 г. Анна Ефремовна получила долгожданное письмо от мужа. Оказалось, что после ареста его отправили в лагерь в Белой Подляске, потом—в Германии. Дважды он пытался бежать, но, к сожалению, неудачно. Вскоре после письма Иван Горохов вернулся домой.

Анна работала в облвоенкомате делопроизводителем. За героический поступок ее наградили орденом Великой Отечественной войны I степени. Спасенное знамя поместили в музей Вооруженных сил СССР.

-- Мама прожила 97 лет,-- говорит Константин Иванович (у Гороховых выросло трое детей).—Она  ездила на встречи с ветеранами полка и дивизии в Кишинев, в Москву—в музей, где находится знамя. Каждый год ходила 9 Мая на парад. Свой выходной костюм с наградами хранила в нашем доме, хотя жила отдельно в квартире с дочерью Людмилой на Симонова. Теперь мы с женой храним его, как память о нашей удивительой жизнелюбивой маме.

Последнее обновление ( 19.03.2021 г. )
 
« Пред.   След. »

Сайт Президента Республики Беларусь Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь Национальный центр правовой информации Единый портал электронных услуг МНИС Могилевский межрайонный отдел Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь Единый государственный регистр Могилевский городской исполнительный комитет Могилёвский областной исполнительный комитет

© 2012-2021 Администрация Октябрьского района г. Могилева.
Разработка и поддержка: Государственное предприятие «МОЦИС», г. Могилев